May 9th, 2017

emil

ЧУДНОЕ ЧУДО

3 мая в «Доме Булгакова» проходил вечер, где поэты читали свои стихи о войне. И вот на сцену вышел Юрий Ряшенцев, ловкий, подтянутый, в джинсах он смотрелся ну прямо как мальчишка. «Хорошо выглядит, – подумал я – для своих восьмидесяти». Я забыл точный год его рождения, я думал, что это приблизительно ну 38-й. 39-й… При мне был планшет; я не удержался, набрал «Юрий Ряшенцев» и увидел: 1931-й! Поразительно!
Поэт интересный, но это я говорю как любитель поэзии, а вот народу (который к поэзию может относиться равнодушно) известны многочисленные песни на слова Ряшенцева, написанные для кинофильмов: их исполняли Михаил Боярский, Андрей Миронов, Валентин Гафт… ой, долго, долго перечислять!
От Ларисы Миллер я знал, что Юрий Евгеньевич вёл один из её юбилейных вечеров; и видел у изголовья её дивана книгу «Избранное», она ею некоторое время «жила». То есть Ряшенцев в моём представлении был «свой» человек, и после того, как вечер завершился и я случайно оказался перед поэтом, то не удержался и сказал ему несколько хороших слов; заодно и спросил: не выходила ли в последнее время его книга – ведь я мог пропустить. На что Юрий Евгеньевич сказал: «А я сейчас вам дам свой номер телефона, встретимся, и я подарю».
Как жё просто!
Встретиться в мой майский приезд мы не могли: через несколько дней он должен был улететь в Испанию. Но договорились о встрече летом!

Наконец-то о главном,
О тоске основной –
Жить с бесстрашием, равным
Только жизни самой.

Но не так, словно стая,
Одинокий ли зверь:
Диких лет не считая,
Не предвидя потерь,

А и полно и резко
С миром чувствуя связь,
Всё предчувствуя трезво,
Ничего не боясь:

Помня чудное чудо:
Башни, ветви. Снега.
И в будильнике чуя
Друга, а не врага.

***
День был полон прелестной сонливости.
Загорелась звезда над тропой.
Милосердие – враг справедливости:
Бог опять пощадил нас с тобой.