January 2nd, 2017

emil

ЗОРКИЙ ЦЕНЗОР

Вспомнила и рассказывает мне Александра Казарновская:
«Восьмидесятые. Утро. Редакция "Дружбы народов". Звонит цензор, у него гранки нового номера. Орёт: "Что за сидалище Господа Бога? Что несёт ваш Эрнст Неизвестный?" Баруздин, Теракопян переволновались, велят мне звонить Эрнсту в Америку. Набираю номер, я была секретаршей в журнале. Тот долго не подходит к телефону. А потом, сонный, отвечает: "Какое сидалище? Судилище Бога!" А редакция тогда была большая, текст считали не один редактор и корректор…»