June 21st, 2015

emil

В РАЗНОМ ДУХЕ

Новость для меня: в Петербурге вышла книга стихов двух авторов – Евгения Мякишева и Ольги Земляной «В поисках райских кущ & Я искала поэта», где в качестве одного из предисловий использован мой текст, написанный для «Независимой газеты». О книге, в том числе и о моём предисловии, отозвался Дмитрий Артис. Зная о его специфическом отношении к моим писаниям и ко мне лично, ожидал налёта усталого скепсиса, высокомерия, взгляда сверху вниз. Однако абзац обо мне вполне нормальный, в чём-то и лестный даже, – ну, лёгкий налёт, может, и есть, поскольку заметил и «лёгкие»  неточности.
Вот абзац (Артис пишет о книге как о попытке её авторов – точнее, Мякишева. поскольку Земляная ушла из жизни – воздвигнуть себе памятник):
«Третье предисловие "В зазеркалье и обратно" Эмиля Сокольского выполнено в форме рецензии на стихи Евгения и носит этакий псевдонаучный, почти мистический характер (см. название). Вставка подобного текста – умелая попытка оправдать воздвижение памятника самому себе с научной точки зрения. Хороший слог и относительная подкованность Сокольского, его умение ввернуть там, где нужно какое-нибудь умное словцо, привести в пример пару известных имён, противопоставить автора, как бы возвышая его, всему общелитературному пространству, пустить слезу, приклонить голову, снабдить направлением, похлопать по плечу, снова упомянуть кого-нибудь из великих / известных мира сего и закончить риторическим вопросом, дескать, разве хорошего бывает достаточно? – вполне себе состоявшийся рецепт для среднестатистической рецензии, которая вызывает у обывателя чувство глубокой привязанности к рецензируемому автору. Как обойтись памятнику без такой, столь очаровательной и милой, краски? Опочки, а вот уже и я заканчиваю абзац о предисловии Эмиля Сокольского в духе самого Эмиля Сокольского».
Итак, поправки. Ни псевдонаучного, ни тем более научного мои опусы подобного рода не содержат: они демонстративно нефилологичны и едва ли «пахнут» литературоведением и даже критикой; скорее это чистой воды эссеистика или, скажу проще – попытка отзыва. Что такое «относительная» подкованность, не знаю, а что касается слезы и похлопывания – как говорят в таких случаях, «узнаю о себе много нового». Фразу о «хорошем, которого не бывает достаточно», как мне думалось, можно воспринимать не иначе как, по выражению братьев Гонкур, «в духе тёплой дружеской иронии» (да и мои отзывы в целом); скорее всего, Артис лёгкий юмор у меня местами и улавливает. Но главная неточность: абзац заканчивается всё ж таки не в духе Сокольского, а в духе Артиса. Вполне в духе Сокольского, скорее, написан абзац следующий, я даже удивился:
«Четвёртое заключительное предисловие принадлежит перу Владимира Кончица и называется "Чистая лирика". Как мне показалось, – самое человеческое (читай, земное, понятное всем и каждому), что есть в этой книге. Не значит, что лучше всего остальное. Просто другое. Человеческое: так пишут письма друзьям, не заботясь о том, что (спустя годы) эти письма войдут в собрание сочинений; так разговаривают люди, сидя на кухне за бутылочкой хорошего вина; так смотрят в глаза друг другу те, кто не обеспокоен проблемой воздвижения памятника самому себе. Спокойно, тепло, не имея задних мыслей. Легко».
В общем, написано вполне прилично, ссылку даю:
https://www.stihi.ru/2015/05/27/9267