November 17th, 2013

emil

В ПОТЕРЯХ

Иногда в приятном обществе – обществе людей, у которых нет с литературой тесных отношений, но которые хотят иногда приятные стихи послушать, – я читаю стихотворение, которое мне нравится (и другим нравится), неизменно отсекая последнюю строфу. Дело в том, что в первых трёх всё понятно, интересный ход мысли, даже сюжетик есть... а вот четвёртая может остаться для людей непонятной. Нет, я не то чтобы считаю, будто они такие вот несообразительные, но... всё-таки в последней строфе автор признаётся, что ему «не пишется», что – не идут стихи, – такой вот трудный период у него! Ради этого признания и задумано всё стихотворение. И с какой стати слушающему знать об этой специфической проблеме? Вот я и останавливаюсь на «торжествующих осах» и чувствую себя немного виноватым перед Инной Лиснянской; интересно, как бы она отнеслась к такому послаблению?..

Я радуюсь, когда теряю вещи,
Я всякий раз самозабвенно верю,
Что это случай ждал меня зловещий,
Но откупилась от него потерей.

Счастливица, я потеряла за год
Три пенсии, две сумки и колечко –
В награду лето, красное от ягод,
И прямо в лес зелёное крылечко.

Так что же я в малинник уронила?
И почему я задаю вопросы?
Чего ищу полмесяца уныло
В кустарнике, где торжествуют осы?

Счастливица, каких на свете мало,
Чей сон бывал, словно малина, сладок,
Я благовестный голос потеряла
И гнёзда слов, и птичий их порядок.
1983