October 31st, 2013

emil

СЛОВАРЬ РУССКОГО ЯЗЫКА

В который раз всплывает вопрос: ни один из моих знакомых литераторов старшего поколения не ведёт себя как литературный барин, не важничает… А в советские времена, судя по разным воспоминаниям, таковых было немало. С чем это связано? С большими гонорарами? С писательскими привилегиями? С госпремиями? Оттого ли возникало чувство «избранности»? И ведь это касалось не дутых фигур, а иногда замечательных писателей-поэтов. Вот Владимира Николаевича Соколова, например.

Соколов сидел в ресторане с вологодскими поэтами Виктором Коротаевым, Сергеем Чухиным и москвичами Николаем Старшиновым и Вадимом Кузнецовым. Вспоминает Старшинов:

«Коротаев завёл с Соколовым спор о значении и оттенках какого-то (не помню какого) слова. Они долго дискутировали. Наконец Коротаев, чтобы закончить спор, сказал:

– Владимир Николаевич, здесь рядом находится библиотека (дело происходило в Вологде, после творческой поездки в Великий Устюг). Я сейчас принесу словарь – хоть Ожегова, хоть Ушакова, хоть самого Даля и докажу вам, что я прав.

На что Володя ответил, иронически улыбаясь, но твёрдо:

– Не надо, Витя, ходить за словарями. Я сам – словарь русского языка!

Позже, завидев его, мы подшучивали: «Вот, идёт сам словарь русского языка!»

Подобные же заявления в этом же ресторане у него повторялись не раз. Один из разговоров он начал так:

– Когда я направил всю русскую поэзию в новое русло…

Вадим Кузнецов, перебив его, сострил:

– Это, Владимир Николаевич, в то русло, после которого она зашла в тупик?..

Соколов оборвал его:

– Да погоди ты, Вадим!.. Я серьёзно говорю, а ты дурачишься… Когда я направил всю русскую поэзию в новое русло…

…Чувство юмора изменяло ему иногда в самых разных случаях».