October 22nd, 2013

emil

УЧЕНИК И УЧИТЕЛЬ

Напоследок – ещё из воспоминаний о Есенине; пишет Н.В. Грузинов, и этот момент, по-моему, не раз цитировался (привожу его, чтобы «столкнуть» с другой записью):
«”Домино“. Хлопают двери. Шныряют официанты. Поэтессы. Актёры. Актрисы. Люди неопределённых занятий. Поэты шляются целыми оравами.
У открытой двери в комнату правления Союза поэтов Есенин и Осип Мандельштам. Ощетинившийся Есенин, стоя вполуоборот к Мандельштаму:
– Вы плохой поэт! Вы плохо владеете формой! У вас глагольные рифмы!
Мандельштам возражает. Пыжится. Красный от возмущения и негодования».
Теперь другой момент: из воспоминаний прозаика, мемуариста Л. Борисова (приводит Давид Самойлов в «Подённых записях»):
«У меня глагольные рифмы, – сказал я, конфузясь за свою технику.
Блок усмехнулся.
– Хорошая рифма и должна быть глагольной, но я не должен чувствовать глагола, как вообще не должен чувствовать ни грамматики, ни синтаксиса».
Вот так: Есенин – и тот, кого он называл своим учителем…