June 9th, 2013

emil

В ЛЮДЯХ

Мемуаристы вспоминают о Горьком, сколь высокие оценки он мог давать посредственным писателям, и как мог расплакаться над их рукописями… Разумеется, это вызывает удивление: разве мог большой писатель принять ничтожное за значительное? разве такое возможно?!
Вот нечто вроде объяснения этому… Константин Федин предлагает Горькому место редактора в издательстве. В ответ Горький ссылается на занятость (письмо от 16 марта 1927 года):
«Почему бы вам не привлечь Сергеева-Ценского, если не в качестве редактора, то участником издательства, сотрудником? И – Пришвина? Это писатели более талантливые, чем я, и люди более тонкого литературного вкуса, – они оба умеют брать литератора чисто, как такового, а мне за рукописью всегда виден человек, и это мешает правильной оценке его работы».