December 8th, 2012

emil

КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН БЕЛОВ

Приезжая в Вологду, как-то всё время чувствовал присутствие Василия Ивановича Белова: живёт потихоньку, болеет, кряхтит… Но нельзя же болеть до бесконечности. 80 лет для долго болеющего – долголетие! Которое – «зависит от доброты, здоровье тоже. Злоба порождает болезни, во всяком случае, так думали наши предки. С нашей точки зрения это наивно. Но наивность – отнюдь не всегда глупость или отсутствие высокой внутренней культуры».
«У северного русского крестьянина смерть не вызывала ни ужаса, ни отчаяния, тайна её была равносильна тайне рождения, – писал Белов в книге «Лад» (очерки о народной эстетике). – Смерть, поскольку ты уже родился, была так же необходима, как и жизнь. Естественная закономерная последовательность в смене возрастных особенностей приводила к философско-религиозному и душевному равновесию, к спокойному восприятию конца собственного пути... Именно последовательность, постепенность. Старики нешумно и с некоторой торжественностью, ещё будучи в здравом уме и силе, готовили себя к смерти. Но встретить её спокойно мог только тот, кто достойно жил, стремился не делать зла, и кто не был одиноким, имел родных».
А Белов – и есть по рождению тот самый северный русский крестьянин.