October 1st, 2012

emil

БОЖЕСТВЕННЫЙ АТЕИЗМ

К сборнику Юрия Влодова «Люди и боги» вдова поэта Людмила Осокина написала дельное послесловие. Но не удержалась от довольно таки странных обобщений…
Не может «истинный поэт заниматься какими-то иными делами. Это ведь настолько чуждо поэтической натуре…» Интересная мысль. Чем же, помимо стихов, занимался конкретно Влодов и сколько в тех занятиях поэтического? Ответ – в воспоминаниях о Влодове, которые написала и выставила в сеть сама Осокина.
Влодов презирал «перелицевавшихся безбожников, в одно мгновение ставших святошами». Ну вообще-то святошами (богомольными людьми, строго соблюдающими церковные обряды) в одно мгновение не становятся. То же, кстати, касается и лицемеров-притворщиков.
«Религия – это смирение, а для настоящего творчества нужна внутренняя свобода.
Религия, основанная на запретах и смирении, никак не могла бы стать путеводной звездой в жизни Влодова». Ещё интересней. О какой свободе речь? О каких запретах? Свобода от чего? Запрет на что? Тот, кто придерживается заповедей – свободен? Или окольцован?
Под смирением Людмила Осокина, видимо, понимает какие-то путы, внутреннюю связанность. Но смирение на самом деле ведёт к духовному росту: человек сознаёт, насколько он несовершенен и во многом не лучше (а то и хуже) тех, о ком берётся судить. Вопрос о гордыне снимается сразу. Это ли не свобода?
И несмотря на процитированное – стихи Влодова «являются истинно божественными», «продиктованными Гласом Божьим». Значит, творчество всё-таки от Бога? От Творца? Ну вот, теперь всё на местах.

Умолк вечерний птичий гам,
Вечерний птичий гам…
А Бог проходит по лугам…
Проходит по лугам…
Луга в туманной синеве,
В туманной синеве…
А Бог скрывается в траве…
Скрывается в траве.