August 30th, 2012

emil

РЕВНИТЕЛЬ

В воспоминаниях скульптора Евгения Вучетича есть эпизод: он в гостях у писателя Фёдора Гладкова.
Смеясь, думаю: что творится с языком! Теперь никто так гневаться не будет...
«Гладков полностью терял самообладание и становился невозможным, когда слышал неправильное произношение слов, их неверное толкование и так далее.
Как-то сидим за столом. Пьём чай. Разговор о том, о сём. Кто-то произносит: «Орловщина...»
Ай-яй-яй, что поднялось!... Гладков бледнел, потом багровел.
– Безобразие! Какая это ещё там «Орловщина»?! Безобразие! Безобразие! Нет такого понятия. Суффикс «щина» означает понятие со знаком минус! Например! Поповщина! Махновщина! Барщина! Вот, например, чепуха, которую вы сейчас несёте, объясняется словом «чертовщина»!
Словом, – шум на полвечера.
Внук Фёдора Васильевича произносит слово «учёба». Опять крик:
– Безобразие! Нет слова «учёба», как нет слова «лечёба». Есть слово «лечение» и есть слово «учение».
Наконец, старик начал тяжело дышать; значит, буря проходит.
В это время – звонок.
– Евгений Викторович, это вас.
Беру телефонную трубку. Голос человека, который мне неприятен. Но нужно встретиться.
– Позвоните, пожалуйста, через пару дней.
Снова шум-гам.
– Евгений Викторович, вот от вас я этого не ожидал! Безобразие! Безобразие! Это же чёрт знает что такое! Бывает пара целковых! Пара сапог! Пара гнедых! Пары дней не может быть потому, что день идёт за днём, а не два дня вместе!»