August 12th, 2012

emil

СМЕЛЫЙ СКАНДАЛИСТ

Прочитал у Бориса Кутенкова о передаче «Вслух» с участием Александры Крючковой и Марии Суворовой. Большая часть зала симпатизировала виршам Крючковой, и вот Кутенков не выдержал и затеял «небольшой скандал», выступив против Крючковой: «Я человек прямой и обязан сказать что думаю» (этот поступок поэт Надя Делаланд назвала смелостью). Потом, пишет Кутенков, многие подходили к нему (в том числе и создатели передачи) и соглашались: да, стихи Крючковой ужасные; а жена Кушнера, критик Елена Невзглядова, объяснила: я просто не хотела встревать.
Прекрасная позиция, на мой взгляд. Почему прекрасная?
А потому что во всей этой ситуации мне видится нечто телевизионно-бессмысленное. Неглупые люди задумали передачу. Что нужно, чтобы она удалась? Провокация! И – побольше живости, неравнодушия; участники, гости должны накалиться, загореться!
Итак, в свете происшедшего слова «скандал» и «смелость» мне кажутся явно преувеличенными. В чём заключается «скандал», в чём состоит «смелость»? Ведь вступление Кутенкова с точки зрения «расставления всего по местам» было совершенно беспроигрышным (чего лукавить: он-то знал, что мало-мальски здравомыслящий человек с ним согласится; мнения же иных значения не имеют).
Но главное вот что: как похвалы, так и «честные» выступления – не что иное как всего лишь подыгрывание создателям передачи, которые за это бабки получают. Я думаю, они остались собой довольны. На них хорошо поработали.
И поэтому присутствуй на той передаче я – уходил бы со смешанным чувством досады не только если бы не выступил против графомании, а и если бы выступил.
И в конце концов, поэзию от непоэзии едва ли нужно защищать. Она сама себя защитит.