June 5th, 2012

emil

АОНИДЫ ПЕЛИ ПОД ТАМБОВОМ

Если поэт пишет и рифмованные стихи, и верлибры, если у него и примитивизм, и эксперимент, если у него и любовная лирика, и политика, и философия, если у него и серьёзность, и юмор, и ирония, – это плохой поэт? Поверхностный, беспринципный, непоследовательный, слабохарактерный?
А смотря о ком речь.
Да, бывают творческие люди, которые легко поддаются поветриям, готовы смешивать всё со всем, артистически демонстрировать свои способности: «Умею и то, и другое, и третье». Своего рода обжорство. Они жиреют, но жир не заполняет их пустоты.
Но есть и другие: которые стараются не изменять себе, ищут истину, идут на риск. Задаются вопросами, на которые не всегда находят ответ. Их широта – она же одновременно и углублённость. Их юмор – одновременно и серьёзность (и наоборот). Рифмованные стихи, верлибр – не самоцель, но – одежда, потребная для лучшего выражения той или иной мысли.
В своё время таким поэтом был Пушкин, который в силу своей образованности, одарённости, гармоничности прекрасно чувствовал себя в любом жанре, в любой исторической эпохе, любая стилизация поднималась у него до уровня настоящей поэзии (что случается у других поэтов ой как редко).
А в наше... Я назову двух, которые, помимо писания стихов, поддерживают, пропагандируют и других авторов. Это Кирилл Ковальджи, всегда опекавший молодых (многие из них – ныне очень известные поэты). Это Евгений Степанов, основатель нескольких литературных журналов и газет.
У обоих налицо органичность, естественность, свобода.
Степанов – случай интересный. Коренной москвич, несколько лет он прожил в Рассказове под Тамбовом (городок премилый, – может потому, что я провёл там всего день? У Степанова впечатления, вижу, не столь светлые). Именно там он окрылился поэзией. И запомнил на всю жизнь: нужно быть внимательным к провинциальным авторам.
Очень уязвимая позиция, очень... Но в его журналах я нахожу много интересных, неизвестных мне имён.
Однако я отвлёкся: вот же оно – там, в Рассказове, в двадцатилетнем возрасте написанное стихотворение.

Синематограф, клуб, два книжных магазина.
Печальный коленкор – провинциальный быт.
Но где ты осознал, что в мире есть рябина,
Но где ты услыхал напевы аонид!
Хроническая грязь, извечные попутки,
В автобусах смурных – грызня и толкотня.
Но где к тебе друзья на удивленье чутки,
Но где тебе дано взобраться на коня!..

Итак, открываю бутылку: сегодня у поэта Евгения Степанова – день рождения.