February 23rd, 2012

emil

АНДРЕЙ ТАВРОВ О ЗИНАИДЕ МИРКИНОЙ

– Это, на мой взгляд, стихи духовного странника, как поэзия Ангелюса Силезиуса, как проза Бёме или Рильке, – говорил мне Андрей Тавров. – На одной книжной ярмарке, изнемогая от обилия строк и строф, я открыл случайно книгу Миркиной и как живой воды напился.
С Андреем нас особенно сблизило одинаковое восприятие стихов Миркиной, с виду таких безыскусных, «неинтересных» с эстетической точки зрения.
Каково наше отношение к ним, он выразил в письме:
«Эмиль, твоя статья о Миркиной не только глубока и поэтична той поэзией духа, которая далеко не всем доступна, но и свидетельствует о твоих возможностях резонировать с такими уровнями вибраций, которые для большинства остаются просто незамечаемыми, выпадая из воспринимаемого спектра частот. И будучи не названными, могут уйти, не обозначив своего присутствия в мире, не призвав, не сумев зажечь маяк. То-то и радость, что ты не даёшь такому произойти, и называешь, обозначая этот мир словом, внятным для всех, зажигая маяк, направляя желающих расти к тому источнику, откуда вышли стихи, написанные Зинаидой Александровной. Твоя статья была для меня двойным праздником – общением с Тем, к кому обращается поэт, и общением с тобой, воспринявшим эти удивительные строки человека, преданного Бытию не на словах только, а всецело».

И не надо спешить, о, не надо спешить –
Посмотри на медлительность вод.
Над рекой облака будут медленно плыть
То ли час, то ли день, то ли год.

Остановятся, вспыхнут в луче золотом
И опять поплывут не спеша.
Время – это ничто, время – это фантом,
А действительность – только душа.

Ещё не будучи знаком с Тавровым, я углядел в его очень непростой поэтике глубокое духовное родство с «простой» Зинаидой Миркиной. И нисколько не удивился, когда узнал, что был на сто процентов прав.