August 24th, 2011

emil

СЛЕДУЕТ ОТМЕТИТЬ…

Ничего не меняется в этом отношении, ничего. До революции авторы даже сугубо специальных статей избегали сухости изложения, за текстом чувствовался живой человек. А после – живой заменился невдохновенным, равнодушным, роботом. «Каким нужно быть рабом канцелярской эстетики!» – возмущался Корней Чуковский, но всё же облегчённо вздыхал: такой язык, похоже, «мало-помалу увядает» (его книга «Живой как жизнь», 1962).
Откуда такой оптимизм? Он думал, что «подправив» Пушкина в угоду филологам, которые на тарабарском языке пишут даже о классике, навсегда покончил с этим жутким стилем?!
Вот его «вариант» Пушкина:

Надо отметить, что в синем небе звёзды блещут,
Необходимо сказать, что в синем море волны хлещут,
Следует особо остановиться на том, что туча по небу идёт,
Приходится указать, что бочка по морю плывёт.

Отними у подобных «учёных» такие слова – ничего не останется! – заключал Чуковский. – А требовать «вдохновения, сердечного жара, новаторства, страсти – всё равно что требовать их у вяленой воблы».