May 27th, 2011

emil

ЕЩЁ О ВИШНЕВЕЦКОМ

Я не представляю себе художественного произведения о блокаде (хотя попытки создать таковое и были). «Художество» здесь было бы странным и, по-моему, невозможным. Игорь Вишневецкий нашёл, мне думается, единственно уместный «литературный» ход: повесть-монтаж. Словно бы устраняя авторское вмешательство (описательность, комментарии), он, преодолевая ужас, с нечеловеческой бесстрастностью смотрит в лицо трагедии – глазами тех, кто участвует в повести. Да и «Ленинград», напечатанный в «Новом мире» (2010, №8), строго говоря, не повесть. Это одинокая, одноголосая, замедленная, почти ровная, леденящая душу мелодия. Это голос цепенящего холода, голос голода, голос окружающей со всех сторон смерти. Голос едва теплящейся жизни. Голос веры.

Критик Топоров назвал это произведение пляской на костях или как-то в этом духе. Ерунда.