May 26th, 2011

emil

ИГОРЬ ВИШНЕВЕЦКИЙ НА КРАЮ СВЕТА


Чувство исторической памяти, ощущение пространства и времени развивалось у Игоря Вишневецкого, несомненно, на Нижнем Дону, где поэт прожил первые восемнадцать лет жизни. Степи, замёрзшая дельта, куда он зимами ходил с отцом на охоту, руины античного Танаиса (древнегреческое название Дона, перешедшее и к городу), близость неподвижного серо-голубого Меотийского озера (Азовского моря), — не от них ли у Вишневецкого длинное, глубинное дыхание, приглушённый, свободно-протяжный звук? Голосом поэта поёт само время, или — бесприютный безвременный ветер, залетающий из добиблейского мира, из мира нашего, послебиблейского, из средневековья, ветер вселенский; дельта южной реки, которую ныне окружает вполне заселённый мир, продолжает оставаться краем света, легендарным, уединённым уголком земли вроде берегов озёр северной Англии, воспетых Вордсвортом, Колриджем и Саути.

За Меотийским озером, где вырастал и я,

степь ледяная недвижна — даже в сухую пургу;

вдоль побережия смутного несолона полынья,

и легко различимы лисьи следы на снегу. <>


             http://magazines.russ.ru/ra/2011/6/so22.html