May 10th, 2011

emil

ГЛАЗАМИ ПАЦАНА

Дед Аркадий рассказывал (передаю без редакции):

«Немцы у нас жили… Нет, вели себя нормально. Ко мне каждый вечер в комнатку приходил лейтенантик, такой худющий пиздёныш, показывал семейные фотографии. По-русски почти не умел, только плакал и тыкал себя в грудь: «Я – итальяно! Итальяно!»

Офицер ещё был. В нашем дворе росла алыча, и он всегда подходил к матери и спрашивал разрешения: можно собрать? Упаковывал в коробку и посылал на родину. Сам никогда не рвал.

Когда немцы стали уёбывать, по улице, где был магазин, во всю мочь неслись их машины, грузовики… Мы с матерью пошли за продуктами, взяли санки. Обратно переходили дорогу, и мать задела машина. Я поднял её, положил на санки, она стонет. Привожу домой, а в дверях этот лейтенант: что случилось? Я рассказываю. Он спрашивает: «И что, водитель не остановился? – и, знаешь, с таким сомнением сказал: – Наш так не мог». Взял мать на руки, положил её на кровать…»

Было и такое.