February 28th, 2011

emil

ПРОГУЛКИ МАКСИМА ЛАВРЕНТЬЕВА

Максим Лаврентьев любит бродить по садам и паркам, где волшебно пахнут жёлуди и листва осыпана дождём, любит беседовать насмешливо со скульптурами, обольщаться видениями Рима, с лёгкой грустью вспоминать былое, радоваться настоящему и светло смотреть в будущее. Не от этой ли любви – узнаваемый тон его поэзии: сдержанно-взволнованный, шутливо-сентиментальный и искренне-тёплый? Летучий, непременно овеянный юмором, стих Лаврентьева сродни приподнятому стиховому настроению Кушнера – однако Лаврентьев обходится без восклицательных знаков: автора ни на минуту не покидает гармоническое мироощущение. Даже перед лицом смерти. Если Кушнер старается уговорить себя примириться с неизбежностью ухода, то Лаврентьев – так вот, не раздумывая, по-христиански бесскорбно – и обращается к некоему умершему поэту:

Мы встретимся с тобой в прекраснейшем аду,

Похожем на старинный парк,

Где нет нигде кругом – как в городском саду

Прогуливающихся пар,

Где в глубине аллей укромные скамьи

Зелёный заливает свет,

И шепчется листва на языках земли,

И светят звёзды через смерть,

Где статуи живут – и дышат, и глядят,

Зелёная течёт в них кровь,

Где в сумраке ветвей напоминает сад

Сон, завершающий любовь,

Где птиц молчание поэту говорит

О том, что нет пути назад,

Что это навсегда – печальный лабиринт,

Прекрасный безуханный сад.

На это – дай Бог, в непроглядном будущем. Максиму Лаврентьеву ещё гулять и гулять по земным садам!