October 23rd, 2010

emil

ЗАЖМУРИВАЯСЬ ОТ УДОВОЛЬСТВИЯ


Мало сказать, что Григорий Кружков – прекрасный переводчик. «У Кружкова нет средненьких переводов, переводов «так себе», – и этого мало. Лучше прямо, без околичностей: «Кружков – переводчик гениальный». 

Тонкий юмор, сарказм, ироническая двусмысленность, многозначность слова, аллюзии – всё заметит и оценит чуткий Кружков, всё перенесёт в русский стих, донесёт до нас интонацию, душевный настрой англоязычных авторов. Сохранит дух, обаяние, даже полутона первоисточника.

Но ведь всё это и так свойственно образцовому переводчику. Добавлю важное о Кружкове: естественность, изящную непринуждённость его языка. Словно поэты – и давно ушедших времён, и ныне живущие – охотно заговорили с нами через Кружкова. И я думаю, не нужно бы ему, подчёркивая архаичность языка оригинала, призывать в помощь русские архаизмы (вроде «зане» и т.п.), это как раз таки и выглядит искусственно…

Я бесконечно благодарен Григорию Кружкову за то, что он открыл мне Джона Донна (в других переводах поэт не зазвучал), скажу даже так: если я говорю «Донн» – невольно подразумеваю «Кружков»! Зажмуриваюсь от удовольствия, когда читаю «Пересадку на кольцевую» Шеймаса Хини, это поистине шедевр – Хини и Кружкова…

Ну и, конечно, Вордсворт, Китс, Теннисон, Йейтс, Фрост… сам Кружков… Но остановлюсь: стихи Кружкова – тема отдельная.