Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ПОВЕРХ ПОЭТИЗМОВ

«Дорогой Эмиль, нашёл у себя слово о Померанце и Миркиной 2009 года – может, тебе будет интересно. Не помню, знают ли они?»
Кирилл Ковальджи.

«Григорий Померанц и Зинаида Миркина

Они удостоены премии Бьёрнстьерне Бьёрнсона за 2009 год. Достойная награда Григорию Соломоновичу и Зинаиде Александровне – наконец-то! Я – заодно со всеми радующимися, но хочется добавить от себя словечко. На личном долго не задержусь, хотя оно мне дорого – зачем скрывать? Общение с ними, даже только по телефону, – как подарок. И ещё у нас был общий друг – замечательный поэт Борис Чичибабин…
В пору моей работы в издательстве "Московский рабочий" я был причастен к первому изданию книги Григория Померанца "Записки гадкого утёнка", удостоился благожелательного упоминания в одном из его эссе. Не забуду, как открыл для себя поэзию Зинаиды Миркиной и, наконец, был с ними вместе в поездке по Израилю в 2003 году … Оттуда я привёз цикл стихотворений "На близком Востоке", в котором есть и такое:

Живая вода Иордана
втекает в Мёртвое море
с приказом не помирать…

Легко, как седой одуванчик,
по Иерусалиму Григорий
идёт – мудрец Померанц.

Тело войной изранено,
лагерем жизнь поломана,
казалось бы – навсегда;

но вот на девятом десятке
сподобился стать паломником
в Святые места.

Прямо из Домодедово
сюда за четыре часа…
Наверно, он думает: всё-таки
бывают чудеса.

Счастливые люди – на склоне лет к ним пришло выстраданное признание (а они вместе почти полстолетия!), заслужили благодарное внимание лучших умов России. И не только нашей страны, о чём свидетельствует и нынешняя международная награда.
С любовью и восхищением говорю: перед нами редкое явление. Потому что это не только редкое единство мужчины и женщины (двуединство – се человек!), но и редкое (если не единственное) столь плодотворное сплетение в их единстве трёх духовных сфер, по определению весьма различных. Я имею в виду философию, религию и поэзию. Основа философии – это рукотворная система, основа религии – нерукотворная догма, а поэзии – сама жизнь. Разные отсеки. И, однако…
...Перед нами "двойная звезда" – Григорий Померанц и Зинаида Миркина, он философ, она поэт, а вместе их обнимает и осеняет религиозность. Двое – как один человек. О любви и мудрости говорят нам Григорий Померанц и Зинаида Миркина. Глубоко и сердечно. Глубоко – по мудрости, сердечно – по любви (как известно, ум стремится к отвлечённой объективности, сердце – к конкретной субъективности). Повторяю и настаиваю, что перед нами чудо: произведения, созданные Григорием Померанцем и Зинаидой Миркиной и неоднократно изданные под одной обложкой, являют несомненное единство философской ясной мудрости, религиозной таинственной высоты и живой плоти поэзии. И над всем этим – веяние музыки. Она самый необъяснимый инструмент познания. Озарения, откровения.
Музыка, которую слушал морозными ночами Григорий Померанц перед лагерным бараком, пение, которое поднимается под своды храмов, нить мелодии, которая ведёт строку за строкой Зинаиды Миркиной… Благодаря свободному полёту музыки он в философии идёт поверх любой системы, он и она в религии идут поверх любой догмы, она в стихах идёт поверх любых поэтизмов.
Опыт долгой жизни, самостояние, одарённость… Будь моя воля, я бы пропагандировал их тексты по телевидению и радио, преподносил школьникам и студентам. В наше время "без руля и без ветрил" (время великих разочарований) вот он – духовный ориентир, слово, которому можно верить, мысли, которым можно довериться.
Я годами подбирался к одной мысли, которую я чувствовал, но она мне никак не давалась. И вдруг, поражённый, я нашёл её в завершённой великолепной образной формулировке у Григория Соломоновича. Великолепной – потому что в ней единым аккордом прозвучали философия, религия и поэзия: «Я убеждён… что в глубине бытия зла просто нет. Есть только цельный, непорочный свет без всякой тени. Но в пространстве и времени нельзя осветить всё сразу. Что-то всегда будет в тени. Бороться за добро – значит, по возможности, поворачивать вещи к свету».
Нельзя бороться за добро без любви».
Tags: Григорий Померанц, Зинаида Миркина, Кирилл Ковальджи
Subscribe

  • ТЁМНАЯ ИСТОРИЯ

    Когда казачью столицу переносили с берега Дона на гору, ходили слухи: такое решение атаман Платов принял, чтобы столица находилась ближе к его…

  • СНОВА У КАНЬОНА

    Чудесное есть место отдыха на окраине города Красный Сулин: глубокий каньон, заполненный водой. О нём я не раз писал, и вот, соединил кое-какие…

  • ПРОГУЛКА ПО НАГОРНОЙ СТАНИЦЕ

    Северский Донец здесь спокоен и невелик; берега низкие, ровные, и только Краснодонецкая – на возвышенности, издалека узнаваемая по синей церкви на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments