Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ВЫПЛАТА ДОЛГА

Я присылал Константину Ваншенкину фрагменты из письма поэтессы и переводчицы, которой довелось учиться у Винокурова, – Ваншенкин с Винокуровым как-никак дружил. Константин Яковлевич на это ответил:
«Письмо Вашей приятельницы о Винокурове только подтверждает, что его "ученики" ничего о нём не знали и ничего в нём не поняли, – одна чепуха в голове. Просто (тупо) любят».
Познакомил я его и со статейкой Сергея Мнацаканяна (распечатал и прислал в письме)... У меня у самого есть претензии к беглым мемуарам Мнацаканяна, но Ваншенкин в претензиях зашёл дальше.
Итак, он комментирует распечатанные мной заметки Мнацаканяна «Чернорабочий и пророк», я, сидя напротив, внимательно слушаю.
– Он же не знает значения слов! Что такое "чернорабочий"? Это человек, который не учился и ничего не умеет. Ему поручают кирпичи таскать, мешки с цементом, тачку катить. Причём тут Винокуров?! И какие он пророчества у него нашёл?!
"Винокурова забыли"... Интересно, а кого не забыли? Всех забыли.
"Его книгу восторженно приветствовал Пастернак". "Восторженно"! Да на самом деле к Пастернаку в больницу ходил Боков – а к нему примазался Винокуров, – Женя любил к кому-нибудь примазываться. Их в больницу не пустили, и Боков написал Пастернаку записку: приходили, со мной был Винокуров... В ответ на "Винокурова" Пастернак всего лишь написал: "Знаю, читал". Вот и все восторги.
"В 60-80-е его книги выходили стотысячными тиражами". В те времена все книги выходили таким тиражами! Система книгораспространения была совсем другая, книги доходили до Сахалина. И что это говорит о Винокурове?
"Ему ставили в вину излишнюю умозрительность"... Кто ставил? – только критики. Так на кого они только ни нападали.
"Он был фронтовик последнего эшелона"! Что за чушь! Рождённых в двадцать пятом призывать стали уже через год-полтора после начала войны!
"Только сегодня пародисты разучились писать смешно". Причём тут "смешно"?! Пародист – это человек, который умеет писать так, что его не отличишь от пародируемого. А не какой-нибудь Иванов и ему подобные, которые в поэзии ничего не понимают, а предел их возможностей – выхватывать отдельные строчки и высмеивать. "Смешно" – это не пародия, а клоунада...
"В те годы в отдел поэзии журнала готовы были впустить автора даже с улицы". Да это мечта любого журнала, чтобы появился какой-нибудь потрясающий автор хоть с улицы, хоть откуда, лишь бы это было Явление!
После того, как жена от него ушла – "жил без необходимого ухода"! "В бедности жить не привык"! Он жил в шестикомнатной квартире, у него была служанка; о чём он пишет!
Но самое интересное дальше, слушайте! "Евгений Михайлович умер зимой 1993 года. Я об этом узнал с опозданием." Он о смерти узнал с опозданием! "Мне случайно попался на глаза обрывок "Вечёрки". Там я прочитал краткое извещение о смерти". А ведь был большой некролог в "Литературной газете" – там, кстати, стояла первой моя подпись – как друга, а потом – Бондарева. И на похоронах собралось множество людей!
А вот, слушайте, что он дальше пишет: однажды Винокуров – "в первом после смерти Брежнева номере "Литературной газеты" – напечатал большую статью сразу о двух моих книгах". Причём тут Брежнев??? "Сегодня я со страшным опозданием возвращаю ему свой дружеский и творческий долг". Со страшным опозданием... Долг... Разве автор рецензии даёт в долг?! И вот, в виде "отдачи долга", – такая галиматья...
Константин Яковлевич аккуратно сложил лист и положил обратно в конверт.
Tags: Ваншенкин, Евгений Винокуров, С.Мнацаканян, мемуары
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments