Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

ПОЭТ ИЗ-ПОД УРЖУМА

Не забуду вечера в вятском городке Уржуме. Пошёл за продуктами, да решил между делом погулять по старинным улочкам. Но вот стемнело. Едва выбрался на центральную улицу – а на ней тоже, как везде, ни фонаря! (У нас экономят энергию, сказали мне потом). Тьма кромешная. Поднимаюсь на гору, к церкви (там центр, где я жил). От тяжести содержимого рвётся пакет, продукты вылетают, куда-то закатываются, но куда? Шарю на корточках по асфальту: не здесь, не здесь... В общем, приполз в выложенную камнем канавку для стока воды. Там всё и подобрал постепенно.
Если в городе такие дела, то что же творится в деревнях?! – подумал тогда. Случай в Уржуме позволил мне особенно проникнуться стихами Светланой Сырневой, уроженкой этих мест. Я её однажды выловил в «Нашем современнике»... да больше нигде и не вылавливал, она почему-то не жалует другие журналы (или они её не жалуют?) Нашесовременниковские патриоты своё издание в сеть не выставляют, вот и не знают люди Сырневу так, как знают многих и многих других, мелькающих...
Нет, всё-таки я ещё кое-что выловил: её книжку избранных стихов (Москва, 2008). Много хороших; очень грустная, подчас тревожная «тихая лирика» (всё ж таки неудачное определение придумали!), с милыми неловкостями вроде «платья легче водных лилий» (таких лилий не знаю: водным может быть простор, транспорт, туризм, режим, кодекс... Может быть водная струя, стихия, преграда...)
Узнав, что Сырневу назначили руководителем пресс-службы администрации города Кирова (а может, сведения устарели?), я стал ждать новых стихов: как бы не потеряли, в связи с этой непоэтичной должностью, свою силу. Но пока не встречаются... А вот то стихотворение, которое познакомило меня с Сырневой, – то самое, которое я заново прочувствовал после посещения Уржума:

* * *
Через реку тебя перевезёт паром.
На гору подымись – вот и моё село.
А посреди села – мой деревянный дом:
белым цветом садов крышу позамело.

Старой сирени куст караулит окно.
Тихо тронув стекло, ветка укажет: здесь.
Освещено окно. Если же в нём темно –
не уходи назад: ключ под ковриком есть.

Он переплыл реку, он отыскал тот дом.
Ветка сказала: здесь, ключ лежал под ковром.
Сад шелестел всю ночь. Солнце взошло потом.
Утро, заря, роса. Облако над прудом.

Выдало небо им самых тёплых лучей,
самых прозрачных вод родники принесли.
Наизвончайший был послан в сад соловей.
Маки – крупнее нет – в огороде цвели.

«Милая, мир широк. Милая, мир богат.
Милая, жизнь сложней, как о ней ни судачь.
Разве удержит дом, разве удержит сад,
если пора назад? Смилуйся и не плачь!»

Сад удержать не смог, не запоздал паром,
не прекратилась жизнь в этот печальный час.
Разве утешит сад, разве утешит дом?
Тихие вы мои, много ль мне проку в вас!

К поезду по полям ветер её проводил,
утром летит назад, ищет своё село.
Видит: вместо села только угли стропил,
серым пеплом вокруг землю позамело.

Путник, не подходи! Под ноги льнёт зола,
гарь норовит обнять, тайную шепчет весть.
Обгорелая ветвь в воздухе замерла,
вперилась в пустоту и указует: здесь.

Мимо тех гиблых мест трассу потом провели,
мчат машины по ней, мчат с утра до темна.
Двое выходят порой, долго стоят в пыли,
долго молчат в пыли двое: он и она.
Tags: С.Сырнева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments