Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

СИЯНИЕ ВЕЩЕЙ

Всякое случается – и читать подобные высказывания тоже: «Для меня Геннадий Айги, Иосиф Бродский, Ольга Седакова, Елена Шварц – как рок-музыка (которую я не воспринимаю) по отношению к другой музыке. Я понимаю, что каждый из вышеперечисленных имеет свой стиль. Но в рок-музыке я не различаю стилей, и здесь тоже» (из письма, которое я недавно получил).
Озадачило упоминание Седаковой. Несмотря на то, что в целом я её поэзию я воспринимаю как «университетскую». Хотя есть под Архангельском община, куда Седакова наведывается (поэтесса дружна с отцом Иоанном, настоятелем тамошней церкви) и где её любят и понимают. Я их видел, этих простых, не искушённых в изящной словесности людей. Свечница мне искренне говорила: когда читает Ольга Александровна, нам понятно каждое слово!
А у меня есть своё любимое. Эти стихи Ольги Седаковой – словно мелодии из какого-то полузабытого, неясного детского сна, волнующие так, что можно бы и заплакать, будь я и впрямь ребёнком. Тот самый случай, когда стихи – больше того, кто их написал, больше того, кто их прочёл, и – больше самих себя (а потому утверждение одного поэта, что «стихотворения самодостаточны», мне видится в корне неверным):
Ну, хотя бы совсем немножко:

ВОЗВРАЩЕНИЕ
Стих об Алексее

Хорошо куда-нибудь вернуться:
в город, где всё по-другому,
в сад, где иные деревья
давно срубили, остальные
скрипят, а раньше не скрипели,
в дом, где по тебе горюют.
Вернуться и не назваться.
Так и молчать до смерти.
Пусть они себе гадают,
расспрашивают приезжих,
понимают – и не понимают.

А вещи кругом сияют,
как далёкие мелкие звёзды.

***
Памяти бабушки Дарьи Семёновны Седаковой

– Пойдём, пойдём, моя радость,
пойдём с тобой по нашему саду,
поглядим, что сделалось на свете!

Подай ты мне, голубчик, руку,
принеси мою старую клюшку.
Пойдём, а то лето проходит.

Ничего, что я лежу в могиле,
чего человек не забудет!
Из сада видно мелкую реку.
в реке видно каждую рыбу.

***
Как из глубокого колодца
или со звезды далекой
смотрит бабушка из каждой вещи:

– Ничего, ничего мы не знаем.
Что видели, сказать не можем.
Ходим, как две побирушки.
Не дадут – и на том спасибо.
Про других мы ничего не знаем.

ПОСВЯЩЕНИЕ

Помни, говорю я, помни,
помни, говорю и плачу:
всё покинет, всё переменится
и сама надежда убивает.

Океан не впадает в реку;
река не возвращается к истокам;
время никого не пощадило –

но я люблю тебя, как будто
всё это было и бывает.
Tags: Седакова
Subscribe

  • НЕУЛОВИМЫЙ МУЗЕЙ

    Я обнаружил ещё одну запись, которую не занёс в Живой Журнал. 7 января 2021 года. Как хорошо, если можно, сделав (или отложив) дела, куда-нибудь…

  • ОКОНЧИЛОСЬ НАШЕ ЛЕТО

    «Ну нельзя же, чтобы так грустно, нельзя! – думал я с бесконечной печалью, слушая эту песню в последний день этого лета. Утешаясь лишь тем, что…

  • ТРАГЕДИЯ НА ВСТРЕЧНОЙ

    Утром 7 января 1996 года Григорий Фёдорович Пономаренко на своей «Таврии» выехал из Краснодара к аэропорту. Дорога была объездная, машины шли быстро…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • НЕУЛОВИМЫЙ МУЗЕЙ

    Я обнаружил ещё одну запись, которую не занёс в Живой Журнал. 7 января 2021 года. Как хорошо, если можно, сделав (или отложив) дела, куда-нибудь…

  • ОКОНЧИЛОСЬ НАШЕ ЛЕТО

    «Ну нельзя же, чтобы так грустно, нельзя! – думал я с бесконечной печалью, слушая эту песню в последний день этого лета. Утешаясь лишь тем, что…

  • ТРАГЕДИЯ НА ВСТРЕЧНОЙ

    Утром 7 января 1996 года Григорий Фёдорович Пономаренко на своей «Таврии» выехал из Краснодара к аэропорту. Дорога была объездная, машины шли быстро…