Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ГОЛОС ОЛЕГА ЮРЬЕВА

Первое впечатление от Олега Юрьева: «Ужасно…» Второе (поскольку первому не доверился и что-то неосмысленно «зацепило»): «Здесь что-то есть…». Третье: «Но это же поэзия высокого уровня!» Вот, например, «Зима во Франкфурте»: «автобуса набрякшая гармоника / утягивала мех за поворот», «соседский кот карябал лапой в воздухе, / нетрезвый и усатый, как поляк», «…На все четыре стороны / гроза ползла, не зная ни одной». Никаких сомнений – поэзия; свой звук, своя интонация, своё видение… Дальше, дальше, плыву-лечу, подчиняясь ритму и едва успевая провожать глазами стремительные образы:

…будет тихо на причале – ни огня, ни корабля,

лодочник культю протянет в направлении рубля

и польёт волна косая, золотея с-под винта,

от причала до причала, от моста и до моста…

Всё вижу, обоняю, осязаю… Волнующе знакомый – и одновременно волнующе незнакомый – мир:

 …где, как слизни, лежат ещё сгустки дождя

на крыжовнике возле обрыва,

где с гранитного склона сползает, дрожа,

сухопутная водоросль – ива…;

из другого стихотворения:

…вдруг проснётся веранда – от стёкол,

заскрипевших в полдневном свету,

и взлетит паучок, что отштопал

половину окна на лету…

Острота художественного зрения, свобода и смелость письма; слова влажно-ощутимы, голос – бесстрастно негромкий (как за кадром), спокойный, метафоры сосредоточенны в этом спокойствии, собранны и подробны; строки проступают словно бы из тишины, для них заранее подготовленной, – и уходят в тишину, дрожащую, вибрирующую;  вернее сказать – тишиной стихотворение продлевается, оно, уплывая, звучит всё тише и тише – без слов… Гул ещё не смолк, а я иду дальше:

В тёмных садиках зарешёченных

няньки пашут и ботами бьют,

а младенцы в морозных пощёчинах

равнодушные песни поют.

Не слышны сюда с белой площади

облучённых трамваев звонки,

небеса сине-чёрно полосчаты,

и подспущенны, и низки…

…В журнале «Воздух» (2010, №1) – новая подборка Юрьева. И хоть я из неё ни слова ни понял, кроме замечательной строки «сады вздыхают как ничьи», – меня это не пугает. Пойму.


Tags: Олег Юрьев
Subscribe

  • ЕЩЁ О ЮРЬЕВЕ

    Писать об Олеге Юрьеве трудно; я уже писал о нём в журнале «Эмигрантская лира», отзыв прошёл тихо (а как он ещё может пройти?), а тут известие: Юрьев…

  • ВОЛЯ АВТОРА

    5 июля умер Олег Юрьев. Конечно, это было для меня полной неожиданностью; ведь ему не было и шестидесяти. Я думал: много ещё стихов будет, эссе (в…

  • ПОД БРОНЁЙ

    Весьма тонкое замечание из дочитанной мною вчера книги эссе Олега Юрьева «Писатель как сотоварищ по выживанию» (в которой есть совершенно…

Comments for this post were disabled by the author