Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

ГОЛОС ОЛЕГА ЮРЬЕВА

Первое впечатление от Олега Юрьева: «Ужасно…» Второе (поскольку первому не доверился и что-то неосмысленно «зацепило»): «Здесь что-то есть…». Третье: «Но это же поэзия высокого уровня!» Вот, например, «Зима во Франкфурте»: «автобуса набрякшая гармоника / утягивала мех за поворот», «соседский кот карябал лапой в воздухе, / нетрезвый и усатый, как поляк», «…На все четыре стороны / гроза ползла, не зная ни одной». Никаких сомнений – поэзия; свой звук, своя интонация, своё видение… Дальше, дальше, плыву-лечу, подчиняясь ритму и едва успевая провожать глазами стремительные образы:

…будет тихо на причале – ни огня, ни корабля,

лодочник культю протянет в направлении рубля

и польёт волна косая, золотея с-под винта,

от причала до причала, от моста и до моста…

Всё вижу, обоняю, осязаю… Волнующе знакомый – и одновременно волнующе незнакомый – мир:

 …где, как слизни, лежат ещё сгустки дождя

на крыжовнике возле обрыва,

где с гранитного склона сползает, дрожа,

сухопутная водоросль – ива…;

из другого стихотворения:

…вдруг проснётся веранда – от стёкол,

заскрипевших в полдневном свету,

и взлетит паучок, что отштопал

половину окна на лету…

Острота художественного зрения, свобода и смелость письма; слова влажно-ощутимы, голос – бесстрастно негромкий (как за кадром), спокойный, метафоры сосредоточенны в этом спокойствии, собранны и подробны; строки проступают словно бы из тишины, для них заранее подготовленной, – и уходят в тишину, дрожащую, вибрирующую;  вернее сказать – тишиной стихотворение продлевается, оно, уплывая, звучит всё тише и тише – без слов… Гул ещё не смолк, а я иду дальше:

В тёмных садиках зарешёченных

няньки пашут и ботами бьют,

а младенцы в морозных пощёчинах

равнодушные песни поют.

Не слышны сюда с белой площади

облучённых трамваев звонки,

небеса сине-чёрно полосчаты,

и подспущенны, и низки…

…В журнале «Воздух» (2010, №1) – новая подборка Юрьева. И хоть я из неё ни слова ни понял, кроме замечательной строки «сады вздыхают как ничьи», – меня это не пугает. Пойму.


Tags: Олег Юрьев
Subscribe

  • МАРУСЯ В ПЕРЕВОДЕ

    Из последнего письма: «Эмиль, прости, я не могу вспомнить имени того старого румына, который подсел ко мне в Бухаресте. Он говорил, что до войны…

  • ВНОВЬ ЗА ЧТЕНИЕМ КИРИЛЛА КОВАЛЬДЖИ

    Трудно что-то новое сказать о Кирилле Ковальджи, я ведь столько о нём писал... Повторения неизбежны, но о его книге, первой посмертно изданной, кому…

  • ПРИВЕТ ИЗ ЗАПИСНОЙ

    На сайт «Читального Зала» попал московский альманах «Муза», и некоторые материалы можно теперь прочесть в электронном виде. В номере 32 я увидел…

Comments for this post were disabled by the author