Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Category:

ПЕРЕСКАЗ ДУШИ

Николай Панченко с его угловатыми, часто «разговорными» оборотами, эмоционально сдержанный, «трудный» в высказывании, а иногда размеренный, гармоничный, – один из лучших поэтов фронтового поколения. И в жизни он не отличался покладистым характером. Прямой, бесстрашный, деятельный, именно Панченко был одним из самых активных инициаторов создания неподцензурного, «отступившего от норм соцреализма» альманаха «Тарусские страницы». Странно и обидно, что на склоне лет в этим несгибаемом человеке произошёл внутренний слом: после инфаркта он стал чрезмерно беспокоиться о здоровье, оберегать его. Как заметил Ваншенкин, повышенная сосредоточенность на своём недуге пошла Панченко только во вред.
В его последней книге избранного (вышла незадолго до смерти) я увидел много для меня неожиданного. В частности, оказалось, что поэт был человеком глубоко верующим. В одном стихотворении он просит Господа о п р о з р е н и и и поясняет, что это для него значит: «Не утешенье – постиженье, / Преображенье бытия» (то есть п о с т и ж е н и е бытия – п р е о б р а ж а е т жизнь, которая иначе может восприниматься как суета сует и нуждаться всего лишь в «утешении», – в уголке, где «прячутся от жизни»). А в другом говорит о бессмысленности ссор, споров, пререканий, стремления что-то доказать, всяческих словесных «разборок»:

С людьми, как с Богом,
а иначе
Увы, не стоит говорить.
Совсем не лёгкая задача
В тиши молчание творить.
В молчании творить молитву,
В молитве – образ тишины.

Лишь так выигрывают битву
Без слёз, без крови, без вины.

С этим стихотворением – перекликается другое, которое мне очень нравится. Оно почему-то не попало в итоговую книгу: я его нашёл в старом сборнике Панченко:

Никому ничего не доказывай
и ушедшему вслед не спеши,
если можешь, слегка пересказывай
неразборчивый шелест души.

Он всё реже, как хлопанье паруса,
если вдруг ослабела струна.
На пороге последнего яруса
настигает меня тишина.

И в глазах, как от скорости, жжение –
неозначенность поздних слёз,
и движение, как служение,
как скольжение – без колёс.
Tags: Николай Панченко
Subscribe

  • ДАЛЁКИЙ ЗВОНОК

    «Утром проснешься: и там болит, и здесь болит, – написал Александр Тимофеевский во время болезни; ему – страшно подумать! – уже восемьдесят восемь…

  • РАЗРЕШЁННЫЙ ГАЛИЧ

    Вечером 11 января этого года в музее Рерихов проходила встреча с поэтом Александром Тимофеевским. Судьба его связана с киностудией «Союзмультфильм»,…

  • УСКОЛЬЗАЮЩЕЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

    Александр Тимофеевский рассказывал, что первую книгу ему удалось издать лишь в 1992 году, когда советскому строю пришёл конец; называется она…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • ДАЛЁКИЙ ЗВОНОК

    «Утром проснешься: и там болит, и здесь болит, – написал Александр Тимофеевский во время болезни; ему – страшно подумать! – уже восемьдесят восемь…

  • РАЗРЕШЁННЫЙ ГАЛИЧ

    Вечером 11 января этого года в музее Рерихов проходила встреча с поэтом Александром Тимофеевским. Судьба его связана с киностудией «Союзмультфильм»,…

  • УСКОЛЬЗАЮЩЕЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

    Александр Тимофеевский рассказывал, что первую книгу ему удалось издать лишь в 1992 году, когда советскому строю пришёл конец; называется она…