Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ГЛАВНЫЕ ПОБЕДЫ

«Ты нашла себя в том, как ты пишешь, а я нашёл себя в том, как я живу и люблю», – сказал своей молодой жене Григорий Померанц. Он был достаточно мудр и силён, чтобы не побояться поставить себя на второе место. И произошло чудо: после этого его философские работы стали выходить одна за другой, его имя приобретало всё большую известность…
Сегодня Григорию Соломоновичу девяносто четыре. Силу и радость жить, считает он, ему всегда давал отказ от внешних побед в пользу внутренних. «Во всякой внешней победе заложен рок. За всякую победу надо платить. Только внутренние победы бесконечно плодотворны: над страхом, над желанием первенствовать, богатеть, мстить. И побеждать. Ибо внешняя победа, до основания изничтожающая то, что нам кажется совершенным злом, тут же становится новым злом». То есть хороши только те победы, которые восстанавливают естественное равновесие и не дают чему-то одному разрастись за счёт остального.
Войну с Гитлером (в которой Померанц участвовал), всякую борьбу с несправедливостью он назвал «исторической скорой помощью». Но тут же замечал: «нас увлекает возмущённое чувство справедливости, сострадания, жажды подвига, готовности на муки – и незаметно мы сами становимся мучителями». (Эта мысль к будущему философу пришла впервые, когда он стал многодневным свидетелем тому, как упоённые победой наши солдаты насиловали немок и грабили всё, что только можно было унести… – Страшные страницы мемуарной книги «Записки гадкого утёнка»).
Вернусь к тому, с чего начал: к семейной жизни. Григорий Померанц и Зинаида Миркина за без малого пятьдесят лет совместной жизни поссорились всего два раза: в первый – не сошлись во мнениях, истолковывая мысль средневекового немецкого теолога Мейстер Экхарта, во второй – Григорий Соломонович в последний момент из их книги «Великие религии мира» убрал «крамольный» абзац (не пропускали в печать по «идейным» соображениям).
А теперь – вот так, неожиданно, скачком – перейду к «низменному» быту, без него какой праздник. «Когда случалось выпивать, для меня была норма – бутылка коньяку, – спокойно признавался Григорий Соломонович. – С возрастом норма уменьшалась: четыреста, триста грамм… Зина не возражала: знала, что лишнего себе не позволю»… А сейчас?
2 января этого года мы втроём распили бутылку шампанского (Григорий Соломонович, конечно, охотней, нежели Зинаида Александровна). А как же: внутренние победы позволяют!
Tags: Григорий Померанц, Зинаида Миркина
Subscribe

  • КЕНОТАФ

    Где-то я читал о том, что большой популярностью среди гостей Горячего Ключа пользуется кенотаф (надгробие над пустой могилой) Хапача Лакшука. И если…

  • ЧЕТЫРЕ НОВЫХ КНИЖКИ

    Четыре отзыва о поэтических книгах: Екатерины Полянской (Санкт-Петербург), Сергея Попова (Воронеж), Алексея Ивантера (Москва) и Минны Ямпольской…

  • НЕНАЗОЙЛИВО

    Странички из моей записной книжки 2014 года. Повторюсь, что вся эта бесконечная серия моих записок не предназначалась для печати; и вдруг в 2014…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • КЕНОТАФ

    Где-то я читал о том, что большой популярностью среди гостей Горячего Ключа пользуется кенотаф (надгробие над пустой могилой) Хапача Лакшука. И если…

  • ЧЕТЫРЕ НОВЫХ КНИЖКИ

    Четыре отзыва о поэтических книгах: Екатерины Полянской (Санкт-Петербург), Сергея Попова (Воронеж), Алексея Ивантера (Москва) и Минны Ямпольской…

  • НЕНАЗОЙЛИВО

    Странички из моей записной книжки 2014 года. Повторюсь, что вся эта бесконечная серия моих записок не предназначалась для печати; и вдруг в 2014…