Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

ПРИКЛЮЧЕНИЕ ДЛЯ СТИХОВ

Мысленно проводил Виславу Шимборску в последний путь, порадовался, читая ЖЖ, сколько у неё поклонников... Теперь, когда их голоса поутихли, и я вот извлёк одно из её стихотворений...
Шимборску я запомнил сразу – по её странной и забавной (как мне тогда показалось) подборке в «Иностранной литературе» («Моё неприбытие в город N / прошло по расписанию. / Ты был предупреждён / неотправленной телеграммой. / Успел не явиться / в условленное время…», и прочее). С тех пор следил за каждой её публикацией. Нобелевской премии обрадовался, но не удивился, подумал: что ж, в порядке вещей!
«Важнейшее действие поэта – вычёркивание, предмет самой первой необходимости – мусорная корзина», – говорила Шимборска. И вместе с тем – написала немало. В 2007 году вышла двуязычная книга стихов в переводе Асара Эппеля, замечательно! А ведь там – немногое из написанного…
Эппель хороший переводчик, но «Учтивость незрячих» мне больше нравится в переводе Андрея Базилевского, – в журнале «Новая Польша», кажется, выловил:

Поэт читает стихи незрячим.
Он и не думал, что это так трудно.
У него дрожит голос.
Дрожат руки.

Он чувствует: каждая фраза
подвергнется здесь испытанию тьмой.
Придётся словам обойтись
без цвета и света.

Опасное приключение
для стихов – с их зорями, звёздами,
радугами, облаками, неонами, лунами,
рыбой, которая только что серебрилась под водой,
и ястребом – тихой точкой в высоком небе.

Но вот он читает – не читать уже слишком поздно –
О мальчике в жёлтой куртке на зелёном лугу,
О красных крышах в долине (считай – не пересчитаешь),
О скачущих номерах на майках игроков
И о нагой незнакомке за приоткрытой дверью.

Он хотел бы умолчать – пускай это невозможно –
обо всех этих святых на своде собора,
о том, как машут на прощанье из окна вагона,
о стёклышке микроскопа, о лучике в перстне,
об экранах и зеркалах, об альбоме, где множество птиц.

Но велика учтивость незрячих,
велики их снисходительность и долготерпение.
Они слушают, улыбаются, аплодируют.

Кто-то даже подходит,
раскрыв книгу вверх ногами,
и просит дать автограф, которого не увидит.

И ещё – несколько слов из какого-то её интервью. Вроде бы то, о чём она говорит, ясно как день, но, оказывается, далеко не все стихотворцы об этом догадываются: «В бытовой речи, не заставляющей нас задумываться над каждым словом, мы широко пользуемся определениями «обычный мир», «обычный порядок вещей»… Однако в поэзии, где взвешивается каждое слово, ничто не является обычным и нормальным. Ни один холм и ни одно облако над ним. Ни один день и ни одна наступающая за ним ночь».
Tags: Шимборска
Subscribe

  • НОВЫЕ СТРАНИЦЫ ДНЕВНИКА

    Очередная серия моих дневниковых записей, сделанных в 2013 году (петербургский журнал «Зинзивер»):…

  • СОЗЕРЦАТЕЛЬ СЛОВЕСНЫХ ЧУДЕС

    Невероятно, но появилось мини-эссе… обо мне. Там всё хорошие слова. Я на полном серьёзе ко всему этому не отношусь – но на полном серьёзе благодарен…

  • ПРОСТОЕ СЧАСТЬЕ

    Вчера вспомнил Бунина, который написал, что, может быть, счастье – это «сад осенний за сараем / И чистый воздух, льющийся в окно». А сегодня утром –…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments