Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

КРАСНЫЙ ВАЛ

Узкая асфальтовая лента всё глубже убегала в сосново-еловые леса; вот проехали ворота в Дом отдыха Боровое, и через минуты три я вышел у других ворот – санатория Красный Вал. Грозные слова на щите «Посторонним вход запрещён» оставил без внимания, поздоровался с вежливым охранником у кабинки при шлагбауме, и направился вглубь необъятного санаторного двора.
Скромные низкорослые корпуса – скорее спящие, чем неживые – не издавали ни звука, поэтому две три женщины из персонала (одна с ведром, другая с каким-то пакетом, третья – просто саамам по себе деловитая) казались в этой умиротворяющей тишине нелепыми и ненужными. Дорога, которая в барские времена, видимо, служила въездом усадьбу, завершалась круглой клумбой с бюстом Кирова в строгой фуражке. За клумбой ширилась травянистая поляна, призывая подготовиться к смене декораций. И это продуманное замедление прогулки перед погружением в лесопарковую стихию вызывало волнующее нетерпение.
Вероятно, именно на краю этой поляны, на краю паркового оврага, и стоял высокий усадебный дом с колоннами, погибший в годы войны.
В истории усадьбы я хорошо разобрался,; интересного много, но здесь надо умудриться обойтись немногими словами.
В конце XVIII века она принадлежала гвардии сержанту А. Я. Сукину́, коменданту Петропавловской крепости, который завещал усадьбу дочери Анне Александровне, а та – своей дочери Александре Семёновне, вышедшей замуж за Бориса Григорьевича Глинку, приятеля декабриста Кюхельбекера и доброго знакомца Пушкина.
Рядом, в деревне Нежгостицы, не раз отдыхал с семьёй Николай Римский-Корсаков (впервые – летом 1888-го), работал над сюитой «Шехерезада», операми «Млада» и «Псковитянка»; от его «Красной дачи» – двухэтажного каменного дома с мезонином, что стоял в сосновом лесу, на возвышенном берегу озера, остались лишь фундаменты; искать их я не стал.
В 1893 году мыза «Вал» перешла к сыну Глинки, отставному полковнику; но карточные долги вынудили его выставить усадьбу на торги.
Её распродавали по частям. Северную часть в годы Первой мировой . выкупил инженер и финансист Г. А. Львов: это то самое Боровое, куда мне предстояло ещё день наведаться.
«Белым Валом» эти владения прозвали по цвету въездных ворот; а когда в
1925 году здесь организовали один из первых санаториев в Ленинградской области, «Белый» переименовали в «Красный».
В годы войны санаторий стал фашистским концлагерем, а при отступлении превратился в руины. Остался парк: основная аллея в виде широкой лесной просеки, на которой можно видеть каменные огрызки от чаши бывшего фонтана и постамент с вазой, и сеть дорожек в сосново-еловом царстве, обсыпанных красной осенней листвой кленового подлеска. Подобно просеке, некоторые дорожки выводят к широкому и неохватно-длинному Череменецкому озеру. Верхняя часть парка – нагорная, с лиственными породами деревьев, с глубокими оврагами, с крутым обрывом к стремительной речушке Быстрице, куда забрела группа валунов то ли на отдых, то ли на немое совещание.
А над обрывом – большой деревянный стол со скамьями, и по соседству – мангал с кострищем. Но вмешательство человека в природу не нарушило её гармонии, не запятнало чистоту, не лишило одухотворённости – с чем соглашались и пение птиц, и плеск речушки, и солнечный свет, сквозящий в листве.





Tags: Петербург
Subscribe

  • ДОСТОЙНОЕ ОКОНЧАНИЕ ДНЯ

    День был настолько полон впечатлений – да ещё и пешком я намотал с десяток километров (кроме усадеб Красный Вал и Боровое, был бросок в Череменецкий…

  • БОРОВОЕ ПОД ЛУГОЙ

    Боровое – это не деревня (никакой деревни тут нет), это первоначальное название здешней усадьбы, которая впоследствии стала называться Львово по…

  • КОРОТКИМ ПУТЁМ

    По поводу стихотворной «путевой заметки», написанной Пушкиным после окончания Лицея, летом 1817 года, когда он с родными впервые проделывал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments