Эмиль Сокольский (emil_sokolskij) wrote,
Эмиль Сокольский
emil_sokolskij

Categories:

«ОФИЦЕРША» И «ТИХИЙ ДОН»

– А вы верите в авторство Шолохова? – как-то спросил я историка, писателя, краеведа Владимира Сидорова, который никогда не выступал против знаменитого вёшенца.
– Много, много вопросов – уклончиво ответил Владимир Сергеевич. – А вы почитайте в моём собрании сочинений главу «”Офицерша” и “Тихий Дон”» Я прочитал.

***
«...Я, к стыду моему, не читал Крюкова».
«Я о нём ничего и не знал, когда писал "Тихий Дон"».
«Писателя Ф.Д. Крюкова я не знаю и никогда не читал... М. Шолохов».
(Прийма К. С веком наравне. - Ростов н/Д: Ростнздат, 1981. С. 207; Вопросы литературы, 1991, № 2, с. 20; Там же, с. 21; Вопросы литературы, 1989, № 8, с. 203).
Это странно. Писатель № 1 донской казачьей темы советского времени ничего не знает о писателе № 1 той же темы времени досоветского. Притом, что разрыв между их работой – 5–7 лет. Притом, что, по крайней мере, тесть Шолохова – П. Громославский, уж конечно, и читал, и знал Крюкова. Притом, что сам Шолохов – начитанный человек. В статье К. Приймы «К творческой истории “Тихого Дона”» рассказ об «использованной литературе» занимает три страницы. Установлено, что Шолохов был знаком с еженедельником «Донская волна», выходившим в Ростове в 1918–1919 годах, однако там упоминания Крюкова – неоднократны, вплоть до юбилейного крюковского номера!..
Тем не менее – не читал, не знал. Имени не слышал. Это, повторимся, странно.
Впечатление странности таких утверждений в особенности сильно, когда, зная «Тихий Дон», читаешь повесть Крюкова «Офицерша». Она была впервые опубликована в журнале «Русское богатство» в 1912 году – том самом, с какого, вроде бы, начинаются события «Тихого Дона».
Дотошный сопоставитель текстов Крюкова и Шолохова М. Мезенцев указал на два пункта сходства: и там, и там – среднего достатка казачьи семейства, совпадающие по составу, – старики-родители и двое женатых, не отделённых сыновей. Небольшие расхождения – только в детишках.
Второй выделенный Мезенцевым пункт – как совпадающе осматриваются на подворье герои Крюкова и Шолохова, возвратившиеся после долгого отсутствия. Но тут, акцентировав общее, может быть, и не очень показательное: казаки в этой ситуации вели себя типично, – Мезенцев, если не ошибаемся, прошёл мимо частной, но существенной детали. В «Тихом Доне» такая сцена есть не только у Григория Мелехова, но и у Степана Астахова. Степан же по возвращении поразил соседей в особенности своими немецкими подтяжками – небывалой в казачьем платье вещью. Но Гаврила Юлюхин у Крюкова возвратился тоже в подтяжках, правда, автор этой небывалости не подчёркивает.
Отчего-то Мезенцев не обратил внимания на самые замечательные совпадения. Решающая встреча Варвары Юлюхиной с Карпо Тиуном в «Офицерше»: «Он делает вид, что хочет наехать на неё, – молодая костлявая лошадка подбирает шею, шарахается». В «Тихом Доне»: «Григорий, улыбаясь, горячил коня; тот, переступая, теснил Аксинью к яру».
Разговор. Тиун и Варвара:
«– Ну, здорово, жалмерка!
– Ну, здорово!».
Григорий и Аксинья:
«– Остаешься, стал быть, жалмеркой?
– Стал быть, так».
Та же не только тема разговора, но та же интонация!..
У Крюкова старый Макар Юлюхин, получив письмо с фотографией сына, произведённого в подхорунжие, хвалится ею по хутору всем встречным. У Шолохова Пантелей Прокофьевич, получивший письмо с известием об отличиях Григория, точно так же демонстрирует его хутору.
И в «Офицерше», и в «Тихом Доне» страницы об аборте – из самых страшных. У Крюкова вся процедура вдобавок и подробнейшим образом показана, хотя его героиня, в отличие от Натальи Мелеховой, не погибла. Но знаете, как зовут бабку, которая "оперировала" крюковскую Варвару Юлюхину, «офицершу»?.. Ильинишна, – как и мать Григория Мелехова.
А кого вам это напоминает?
«Он ушёл. Марья нагнала его у ворот.
– Алексей Алексеевич, чего я у вас хочу спросить? – сказала она несмело.
– Не знаю!.. – Он сердито обернулся к ней и встретил лукавый взгляд исподлобья, устремлённый на него, в сумерках такой манящий и поджигающий.
–У вас каплев от испугу нет?.. Хвораю я с испугу... к сердцу подкатывает...
Фельдшер потрепал её по подбородку.
–Эх, круглая бабочка-то!.. Ну что ж, приди вечерком, поглядим...».
Это жена – старшего из братьев Юлюхиных, Марья. Жену старшего из братьев Мелеховых зовут Дарьей. Кажется, только и разницы. И Лушка Нагульнова здесь проглядывает...
Отдельно взятые, эти моменты действительно смотрелись бы случайными совпадениями, вполне объяснимыми этнографической общностью материала. Но такая концентрация заставляет думать, что автор «Тихого Дона» всё-таки «Офицершу» читал.
И если верить Шолохову, что он Крюкова не знает – а какие основания не верить? – тогда, значит, эти совпадающие места в «Тихом Доне» написаны не Шолоховым.
Tags: Шолохов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments